Друзья сайта




  • Форма входа

    Корзина

    Ваша корзина пуста

    Поиск

    Наш опрос

    Мы рады видеть Вас на сайте ALARTIST.RU Для нас очень важно знать кто Вы!

    Всего ответов: 18

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0








    Четверг, 19.10.2017, 06:30
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
    ГАЛЕРЕЯ ALARTIST
    Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
    Библиотека художника


    Главная » Файлы » Художники и картины » Книги о художниках

    Н.Никифораки. Петр Михайлович Боклевский. Государственное издательство "Искусство". Москва, 1952, 32с. Часть 2.
    11.03.2011, 07:04
    БоклевскийН.Никифораки. 
    Петр Михайлович Боклевский
    Государственное издательство "Искусство". 
    Москва, 1952, 32с


    Часть 2:

    Иной характер носит альбом «Бюрократический катехизис»— образец острой политической сатиры, — изданный в 1863 году. Здесь Боклевский, опираясь на текст «Ревизора», создает пять сцен, где беспощадно разоблачает сущность чиновно-бюрократического аппарата Российской империи. Каждая сцена сопровождается цитатой из «Ревизора» и имеет свое название.

    Сцена 1-я называется «Философия бюрократов». Она изображает совещание чиновников в доме городничего по случаю приезда ревизора. Разглагольствования городничего о том, что нет такого человека, который бы за собой не имел каких-либо грехов, выражают общую мысль собравшихся.

    Сцена 2-я — «Религия бюрократов». Городничий в присутствии частного пристава клянется по окончании ревизии поставить многопудовую свечу за счет предварительного обложения купцов: «по три пуда воску» с каждого.

    Сцена 3-я — «Политика бюрократов». Группа чиновников у дверей Хлестакова обсуждает наивернейший способ вручения взятки. «Зачем нас здесь целый эскадрон?— говорит судья,— Представиться нужно поодиночке, да между четырех глаз и того...»

    Сцена 4-я — «Поэзия бюрократов»— изображает городничего, мечтающего о предельной высоте своей карьеры: «обедаешь где-нибудь у губернатора, а там: стой, городничий! Хе, хе, хе, вот что, канальство, заманчиво!»

    Сцена 5-я — «Общественные отношения бюрократов». Городничий расправляется с купцами после их попытки жаловаться Хлестакову на притеснения. Стоящие с приношениями купцы понуро и покорно опустили головы под взглядом разъяренного начальника, наносящего зуботычины со словами: «Что, самоварники, аршинники, жаловаться? Архиплуты, протобестии, надувайлы мирские! жаловаться? Что? много взяли?»

    Острота социальной сатиры была хорошо понята цензурой, запретившей название «Бюрократический катехизис», а также и названия сцен. Повторное издание 1864 года вышло под наименованием «Сцены из Ревизора». Но даже без обличительных подписей оно не утратило первоначального значения.

    Наибольшей любовью среди произведений Гоголя у Боклевского пользовались «Мертвые души», это была настольная книга художника. Он хорошо читал Гоголя и Щедрина и, кроме того, слышал знаменитых артистов Садовского и Щепкина исполнявших отрывки из «Мертвых душ», «Повесть о капитане Копейкине», а также пьесы «Тяжба» и «Игроки».

    Рисунки Боклевского к «Мертвым душам» впервые увидели свет в 1875 году. Но первая серия иллюстраций к «Мертвым душам» была закончена в 1866 году, а упоминания об отдельных рисунках ко второй части поэмы встречаются и еще раньше.

    Выступление Боклевского как иллюстратора «Мертвых душ» открывает новую страницу в истории гоголевской иллюстрации.
     
    В отличие от Агина и последующих иллюстраторов, Боклевский создает ряд законченных психологических портретов героев поэмы, в которых синтезированы черты, составляющие особенность того или иного социального типа.

    Настя ЧапуринаНа первый план выступает гоголевский «комизм типов, а не комизм положений».

    «Я помню их,— говорил Боклевский о гоголевских героях,— я помню их совершенно таких, я их встречал в то время в массе кругом. Это не карикатуры, нет, это живые люди».

    В образе Чичикова (рисунок 1866 года) Боклевский подчеркивает обусловленное текстом кажущееся сходство с Наполеоном.
    Мы видим высокий, открытый лоб с тщательно зачесанными височками, орлиный нос, косой разрез глаз, крупный, волевой подбородок, подпираемый тугим воротничком.

    Сквозь внешнюю приятность и лоск проступают черты вкрадчивого, настороженного хищника.

    Рядом с образом энергичного, предприимчивого Чичикова контрастно выглядит Собакевич, типичный представитель «поместных», с застойным и незыблемым укладом жизни. Собакевич подозрителен и насторожен, как лесной зверь, встревоженный в глухой чаще.

    Глубоко ушедшая в плечи голова, кажется, вросла в туловище. Маленькие раскосые глаза что-то высматривают из-под нависшего лба, на который спускаются пряди прямых жестких волос. Заросшие щеки и подбородок усиливают звероподобность крепостника. Портретные характеристики Боклевский дополняет деталями костюма.

    Мечтатель и прожектер Манилов изображен в состоянии блаженной праздности. Небрежно повязанный галстук, низкий отложной, воротничок, из которого выступает белая пухлая шея, беспредметно устремленный в пространство взор, кажется, говорит: «А хорошо было бы!..», не углубляясь в то, что, собственно, хорошо.

    Ноздрев изображен пышущим здоровьем молодым человеком с лихо закрученными усами, шапкой буйно вьющихся кудрей, с вырванной в последней потасовке  бакенбардой и шейным галстуком, съехавшим набок.

    Вот Коробочка в ночном чепце.  На лице расчетливой старухи выражение изумления и некоторой оторопелости, вызванной необычным предложением о продаже мертвых душ. Особый интерес представляет лист под названием «Губернский Олимп», где Боклевский дает групповое изображение губернских чиновников-бюрократов, объединенных общими пороками: продажностью, подхалимством, лживостью и лицемерием. Запечатленные Боклевским образы чиновной иерархии — от губернатора до полицмейстера представляют серию острых и метких психологических, характеристик — кратких, и законченных и беспощадных.

    Сатирическое  дарование   Боклевского, ярко выступающее в образах первой части «Мертвых душ», слабее в передаче образов второй части, там, где Гоголь-художник уступает место Гоголю-моралисту. Образу Тентетникова в серии 1875 года Боклевский придает некоторое сходство с Гоголем. Художник не раз встречал Гоголя и сделал с него по памяти портрет.

    В 60-х годах складывается художественная манера иллюстраций Боклевского, выражающаяся в живописной объемной лепке формы с очень тонкой моделировкой светотени.

    Рисунки выполнялись обычно свинцовым карандашом с растушевкой. Одним из любимых материалов Боклевского была также пастель.
    В художественных приемах Боклевского сильно отразилась техника портретной миниатюры, которой он много занимался в 40-е годы, исполняя их на слоновой кости акварелью и темперой.

    СтуколовПривычка работать на гладкой, полированной поверхности приводит к тому, что и в своих графических работах Боклевский достигает объема плавными переходами из одного тона в другой, не применяя штриха. О влиянии миниатюры говорит и сам композиционный прием портрета: небольшие погрудные изображения, вкомпонованные обычно в овал.

    В своих акварельных работах Боклевский всегда придерживается теплой гаммы тонов: розовых, оранжевых, коричневатых.

    В бытность Боклевского участковым мировым судьей в Рязанской губернии в 1869 году у него в доме произошел пожар, уничтоживший почти все имущество, а с ним и большое количество иллюстраций, в том числе к произведениям Тургенева.

    После 1869 года Боклевский вновь возвращается к роману «Отцы и дети» и создает портреты Базарова, братьев Кирсановых, Фенички, Аркадия, Одинцовой и Кати. Но они не столь удачны.

    Пошатнувшиеся после пожара материальные обстоятельства заставляют художника искать заработка. В 1872 году он переезжает в Москву, где начинает заниматься адвокатской практикой.

    В Москве Боклевский вскоре знакомится с художником Микешиным, издававшим в Петербурге иллюстрированный журнал «Пчела». В 1878 году в «Пчеле» появляются впервые двадцать три рисунка Боклевского к «Мертвым душам».

    Серия рисунков к «Мертвым душам», исполненная в 70-е годы, как и одновременные варианты рисунков к «Ревизору» 1874—1876 годов, отличается от ранних вариантов заметным спадом критическо-обличительного направления. Образы утрачивают значительную долю социальной остроты и носят характер скорее занимательный.

    Художественное качество рисунков пострадало при воспроизведении их в печати из-за грубой ремесленной работы граверов Перепроданные «Пчелой» клише с рисунков Боклевского воспроизводились десятками издательств. В то же время художник не получал ни копейки гонорара и страдал от того, что видел свои произведения искаженными. Рисунки воспроизводились без согласия автора.

    В 1883 году Боклевский возбуждает дело о нарушении авторских прав. Но хлопоты не привели ни к каким результатам.

    В 70-х годах Боклевский работает над иллюстрациями к роману Мельникова-Печерского «В лесах». Созданию этих рисунков, как всегда, предшествовала большая подготовительная работа, десятки зарисовок типов крестьян, купечества, провинциального духовенства. Как и в предыдущих случаях, Боклевский ставит задачу портретного воспроизведения героев, минуя богатое бытовыми картинами и пейзажными описаниями содержание романа. Характерные типы богомольцев, странников, нищих-слепцов, монахов, монастырских служек, послушниц, клирошанок, начетчиков, прекрасные наброски крестьянских типов, сделанные под непосредственным воздействием натуры, представляют в целом необычайно интересный документальный материал, заслуживающий сам по себе специального изучения.

    Алена Ивановна. ПроцентщицаХарактеризуя в соответствии с текстом крестьянские типы — зажиточного Чапурина, обедневшего Трифона Лохматого, тетку Егориху и т. п.,— Боклевский резко подчеркивает отсутствие какой бы то ни было духовности в «столпах древнего. благочестия»: в образах игуменьи Манефы, отца Михаила, раскольничьего начетчика Василия Борисовича, беспощадно разоблачает буржуазию в лице купца Масляникова и «мирского захребетника» приказного Морковкина.

    Эти рисунки получили одобрение писателя. Указания Мельникова-Печерского касались только внешней стороны: костюмов игуменьи Манефы, паломника Стуколова и др.

    Впервые «исконная, кондовая», старообрядческая Русь, живущая заветами прадедов, предстала в иллюстрациях Боклевского. Серия состояла из пятнадцати рисунков, воспроизведенных в отдельном альбоме при помощи фотографии в 1882 году.

    Второй вариант вышел в 1914 году также в количестве пятнадцати рисунков. Третий, наиболее удачный, при участии Горького был издан в 1934 году в виде фототипий. Вариант этот состоит из восемнадцати рисунков.

    В образе крестьянина-тысячника Потапа Чапурина художник показал тип нарождающейся буржуазии Заволжья. Лучший вариант этого образа относится к серии 1882 года, где Чапурин еще не утратил своей крестьянской природы.

    В рослом, крепком тысячнике и решительном, умном, но жестоком предпринимателе чувствуется алчность эксплуататора, которая роднит его с образами Игната Гордеева и Ильи Артамонова в произведениях Горького. Характерная голова, повернутая в сторону, придает образу оттенок упрямства, своеволия.

    В изображении Насти Чапуриной Боклевский дает убедительный образ русской красавицы. Ее лицо полно жизненной силы и душевного благородства.

    Игуменья Комаровского скита Манефа — фанатически убежденная старообрядка, властительница восьмидесяти белиц и келейниц, известность которой простирается от Керженца до Москвы, начитанная и искушенная в вопросах богословия, — в романе Печерского является воплощением идейной силы раскола.

    Несколько иной дает ее Боклевский. В некогда красивом лице игуменьи можно прочесть отзвук порабощенных жизненных страстей. Опущенные углы рта, легкая, как бы страдальческая гримаса говорят о сомнении, усталости, депрессии, плохо гармонирующих с торжественной строгостью монашеской одежды.

    Одним из самых ярких образов романа является паломник Стуколов. В образе Стуколова художник показал неукротимо-страстную натуру, которая мечется в поисках всегда нового, еще не виданного и не испытанного. Им руководят разнообразные чувства, противоречивые склонности; он - исступленный фанатик веры и в то же время фальшивомонетчик. И то и другое уживается в нем, ибо, по его понятиям, греховно только вероотступничество.

    Строгие, правильные черты сумрачного лица, большие темные глаза, сохранившие остатки огня, тонкие сжатые губы, выступающие скулы, поросшие до висков бородой, истертая черная ряса, перетянутая грубым ремнем, довершают образ паломника.

    Жена и дочь городничегоСкитский игумен отец Михаил, сподвижник Стуколова в его тайных делах, наоборот,— натура уравновешенная, практичная, далекая от самоистязания во имя идеи.

    Мощная   фигура   отца   Михаила   вызывает восхищение Чапурина: «Эка здоровый игумен— от какой, ровно из матерого дуба вытеснен. Ему бы не лестовку в руку, а пудовый молот».

    В темных прищуренных глазах игумена много лукавства, непреоборимого упрямства, прикрываемого внешним смирением сана.

    В характере злого шаржа даны Боклевским образы представителей буржуазии.

    Вот скотоподобный разъевшийся купчина Масляников. Грубые черты мясистого лица, в толще которого затеряны злые свиные глазки, острые звериные уши, заплывший жиром затылок врастает в безобразное туловище с круглой спиной и объемистым чревом. Б а всем облике печать низменного, скотского, отталкивающего. Подобным же образом охарактеризован «мирской захребетник» писарь Морковкин.

    Вся серия портретов обрамлена стрельчатыми, наподобие теремного оконного наличника, рамками и сопровождается соответствующим текстом, характеризующим героя.

    *  *  *

    В 1883 году Боклевского постигает большое горе — смерть жены, его большого друга, с которой он прожил большую часть своей жизни.
    После смерти жены Боклевский уже нигде не служит, большей частью живет со своей дочерью, М.Н.Лихаревой, и внуком, иногда гостит у сыновей.
     
    Ко времени пребывания Боклевского в Нижнем-Новгороде, где дочь его работала врачом, относится знакомство художника с писателем В.Г.Короленко, оставившим следующие воспоминания:

    «Лично я сохранил воспоминания о красивом старике с молочно-белыми волосами и печатью какого-то особенного артистического изящества. Я видел оригиналы его иллюстраций к «Мертвым душам». Это были рисунки карандашом и соусом, в старинной манере, с необыкновенно тонкой отделкой. При тогдашнем средстве воспроизведения рисунков эта тонкость передачи совершенно исчезала, и... когда автор увидел свои рисунки изданными в альбоме — для него это было истинное горе... Вот, к сожалению, все, что сохранилось в моей памяти от двух-трех свиданий с этим замечательным художником. Лучших иллюстраций к Гоголю после рисунков Боклевского (в оригинале) я не встречал, а Павла Ивановича Чичикова я уже и не представляю, как в образе, данном Боклевским».

    В эти годы Боклевский создает пастелью большие портреты деятелей искусства и науки, которые были наиболее близки художнику по духу,— Гоголя, Глинки, Дарвина и Вольтера.

    В конце 80-х годов Боклевский работает над иллюстрациями к гоголевским пьесам «Тяжба» (1887), «Женитьба (1887), «Игроки» (1887). Последняя представляет наибольший интерес. Персонажи игроков даются Боклевским в виде политической сатиры на четырех инициаторов франко-прусской войны: Наполеона III, Бисмарка, Вильгельма I и Франца-Иосифа.

    Не оставляя гоголевских тем, Боклевский в 80-х годах работает над иллюстрациями к произведениям классиков русской литературы, в частности к произведениям Пушкина и Лермонтова. Но образы героев Пушкина и Лермонтова не соответствовали характеру дарования Боклевского, прекрасно сознававшего несовершенство своих опытов в этой области.

    Среди работ Боклевского 80-х годов довольно значительное место занимают темы Достоевского, они отмечают последний этап творчества художника. Им были проиллюстрированы «Бедные люди» (1881), «Преступление и наказание» (1883) и сделаны отдельные портреты к «Братьям Карамазовым».

    В серии подготовительных рисунков к Достоевскому есть наброски живые, яркие, психологически выразительные: Макара Девушкина, Горшкова («Бедные люди»), процентщицы и следователя («Преступление и наказание»), но законченные иллюстрации менее интересны, чувствуется спад творчества художника.

    В последние годы жизни Боклевский сильно нуждается. Сохранилось его письмо к П.М.Третьякову от 14 апреля 1891 года, где художник обращается с просьбой о приобретении шести акварельных рисунков стоимостью 250 рублей.
    «Обозначаю эту сумму, — писал Боклевский,— не как цену представляемых работ — они, может быть, и не стоят этого,— а как арифметическое выражение пристигшей меня в настоящее время беды».

    Тон письма и незначительная сумма вознаграждения свидетельствуют о тяжелых обстоятельствах, вынуждавших к просьбе такого независимого и бескорыстного человека, каким был Боклевский.

    Из письма Боклевского от 20 апреля 1891 года можно установить, что предложенные акварели не были куплены Третьяковым.

    В 1892 году Боклевский с дочерью и внуком переезжает в Москву, так как внук должен был поступить в высшее учебное заведение.

    В это последнее пятилетие его жизни была издана новая и последняя серия его рисунков к «Мертвым душам» в количестве тридцати четырех оригиналов, ранее не воспроизводившихся. Рисунки были изданы на веленевой бумаге способом фототипии в 1895 году. Способ воспроизведения фототипией позволил сохранить тончайшие тоновые градации этих действительно мастерски выполненных рисунков, которые впервые предстали перед публикой в неискаженном виде.

    В последние годы жизни Боклевский, прежде общительный, все больше уходит в себя. Он редко покидает кабинет, где постоянно работает над своими рисунками. В это же время он сжег свои записные книжки и тетрадки, куда заносил все, что касалось его прошлой жизни.
    В 1896 году Боклевский упал и сломал правую руку. Он не мог уже свободно рисовать, но работать не переставал. Последними его рисунками были гоголевские типы.

    Умер Боклевский 10 января 1897 года в Москве. Похоронен на родине, в Рязанской губернии.

    Поставленная Боклевским проблема портретного образа героев является в настоящее время одним из основных требований советской книжной иллюстрации.



    Редактор  Л.Тарасов Обложка—гравюра на дереве
    М.Маторина
    Технический редактор
    Г.Александров
    А00713. «И с к у с с т в о»  № 13336 Подп. в печ. 5/1Х 1952 г. Форм. бум. 70X92'/,, Кол. бум.   л. "/м. Ко-"- печ. л. 1,55. Уч.-изд. л. 1,31 Тираж 10000. Заказ 457
    Цена 1 р. 20 к. (номинал по прейскуранту 1952 г.)
    20-я типография Союзполиграфпрома „Главполиграфиздата"
    при Совете Министров ССОР Москва,- Ново-Алексеевская, 52.

     




    Категория: Книги о художниках | Добавил: publikat | Теги: Никифораки, художник, Боклевский
    Просмотров: 2100 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Галерея ALARTIST © 2017 Копирование материалов данного сайта без согласия автора запрещено