Друзья сайта




  • Форма входа

    Корзина

    Ваша корзина пуста

    Поиск

    Наш опрос

    Мы рады видеть Вас на сайте ALARTIST.RU Для нас очень важно знать кто Вы!

    Всего ответов: 18

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0








    Четверг, 19.10.2017, 06:28
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
    ГАЛЕРЕЯ ALARTIST
    Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
    Библиотека художника


    Главная » Файлы » Художники и картины » Книги о художниках

    Н.Никифораки. Петр Михайлович Боклевский. Государственное издательство "Искусство". Москва, 1952, 32с. Часть 1.
    [ Скачать с сервера (3.53Mb) ] 10.03.2011, 19:44
    БоклевскийН.Никифораки. 
    Петр Михайлович Боклевский
    Государственное издательство "Искусство". 
    Москва, 1952, 32с


    Часть 1:

    Петр Михайлович Боклевский известен как карикатурист и выдающийся иллюстратор русской классической литературы второй половины XIX века.

    В числе других талантливых русских графиков Боклевский, вдохновленный передовой русской литературой, использует свое сатирическое дарование в борьбе против крепостничества.

    Идейные позиции Боклевского как представителя критического реализма в графике особенно ярко проявились в его иллюстрациях к произведениям Гоголя.

    Петр Михайлович Боклевский родился 12 июня 1816 года в селе Елшине, Проиского уезда, Рязанской губернии.

    Отец Боклевского подпоручик М. Ф. Боклевский был участником походов 1812 года. По окончании войны вышел в отставку.


    В Елшине у него родился сын Петр — будущий художник.

    Художественные способности Боклевский наследовал от матери, Марии Даниловны Сазоновой, одаренной женщины, хорошо писавшей акварелью, лепившей из воска, замечательной рукодельницы.

    Еще школьником мальчик проявил способности к рисованию. Он делал с окружающих портреты, в которых все близкие отмечали большое сходство с натурой.

    Семнадцати лет Боклевский выполняет миниатюрный портрет отца в военной форме александровских времен. Слабо владея приемами акварели, молодой художник добивается в этой миниатюре значительного портретного сходства.

    По окончании Пронского уездного училища, а затем рязанской классической гимназии П. М. Боклевский переезжает в Москву, где в августе 1835 года поступает на юридическое отделение философского факультета Московского университета.

    Формально-бюрократические порядки, вводимые в это время в университете, меньше давали себя знать на юридическом факультете, располагавшем крупными научными силами, передовыми по своим общественно-политическим взглядам. Такие профессора, как Т.П.Грановский, читавший курс всеобщей истории, и Н.И.Крылов, читавший курс римского права, оказывали большое влияние на студенчество, поддерживая в нем антикрепостнические настроения. Не прошло бесследно для учащейся молодежи и воздействие революционно-философских кружков Герцена и Станкевича.

    ЧичиковВ университете Боклевский прекрасно учился и в то же время регулярно писал акварелью, посещая университетские рисовальные классы. Еще студентом Боклевский стал известен своими злыми и меткими карикатурами на университетское начальство.

    В 1840 году Боклевский окончил курс, но, несмотря на блестящие успехи и общепризнанную одаренность, он не получил звания кандидата прав: в сочинении, представленном им для получения звания, проводились антикрепостнические идеи. Университетское начальство отвергло его, опасаясь последствий не только для студента, но и для себя. На предложение Ученого совета подать новое сочинение Боклевский ответил отказом и вышел из университета.

    Последующие несколько лет Боклевский живет на родине, в Рязанской губернии, занимая должность губернского секретаря.

    Постоянные поездки по губернии, связанные с исполнением служебных обязанностей, дают ему возможность наблюдать и изучать русские народные типы. Эти наблюдения пригодились художнику впоследствии при иллюстрировании произведений А.Н.Островского, Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева и П.И.Мельникова-Печерского.

    В свободное от службы время Боклевский много читает и следит за появлением выдающихся произведений русской литературы.

    Жизнь в провинции в 40-х годах чередовалась с наездами в Петербург, где Боклевский продолжал занятия искусством под руководством профессора Академии художеств А. Е. Егорова. Но, видимо, академизм Егорова не удовлетворял Боклевского. В 1845 году он переезжает в Петербург и поступает вольнослушателем в Академию художеств в мастерскую К. П. Брюллова.

    Университетски образованный, великолепно знавший историю, философию, языки, русскую и западную литературу, Боклевский представлял незаурядное явление среди учеников Академии.

    В кругу своих друзей он часто критиковал картины старых мастеров, считая их трактовку сюжета нереальной и не соответствующей исторической правде. Попытка Боклевского отстаивать свою точку зрения на практике обострила конфликт с Брюлловым.

    В эскизе на тему «Тайная вечеря», заданную Брюлловым всему курсу, Боклевский, в отличие от традиционной композиции, изобразил Христа с учениками не внутри помещения, а на плоской кровле дома, где ученики возлежали на коврах по-восточному. Это новаторство не прошло даром: Боклевский получил за свой эскиз последний номер.

    Это выступление Боклевского предвещало знаменитый протест тринадцати выпускников Академии во главе с Крамским. Едкие карикатуры на профессоров Академии, которые Боклевский рисовал в большом количестве, еще более усилили недоброжелательные отношения к художнику. Боклевский вынужден был покинуть Академию. Оставаясь некоторое время в Петербурге, художник работает над живой натурой в мастерской скульптора Клодта, создававшего в то время своих коней для Аничкова моста.

    В конце 40-х годов Боклевский живет в провинции, работает в Пронском земском суде.

    К этому периоду относятся его карикатуры на рязанского губернатора Кожина, опубликованные лишь в советское время (1922) Поляковым в статье «Эпизод из истории гонения на книгу».

    Карикатуры эти относятся к 1848 году, когда царское правительство, опасаясь влияния французской революции, усилило репрессии в России. Третье отделение и цензура следили не только за печатью, но и за частной перепиской, жестоко преследуя «крамольную» литературу. Карикатуры Боклевского на рязанского губернатора Кожина были обнаружены в личных бумагах рязанского прокурора Глебова и председателя рязанской гражданской палаты Оболенского, заподозренных в неблагонадежности.

    На первом рисунке Кожин изображен палачом: одной рукой он сжимает секиру, другой схватил за волосы коленопреклоненную женщину — олицетворение подвластной губернии. Ногой Кожин попирает свод законов.

    Темой карикатуры послужила расправа Кожина с восставшими в 1848 году крепостными и государственными крестьянами.
    На другом рисунке тот же Кожин изображен в виде разъяренного быка: бык мечется по арене, раздраженный своими противниками — тореадорами.

    За барьером несколько зрителей наблюдают сцену боя. В стоящем спиной мужчине с черными волосами до плеч и карандашом в руке можно узнать автора рисунков.

    Карикатуры выполнены в характере тонкого контурного наброска с портретной передачей лиц.

    Эти карикатуры было приказано хранить в делах Третьего отделения как доказательство неблагонадежности художника, а сам Боклевский получил словесное внушение «о неприличии своего поступка».

    В этот период художник занимается портретной миниатюрой. Исключительное умение Боклевского передавать сходство, тонкая техника испэлнения повышали спрос на его портреты. Ему заказывали настенные миниатюры, портреты-брошки, медальоны.

    Знакомая Бокловского вспоминала, что для нее художник выполнил браслет, состоящий из десяти пластинок слоновой кости, на которых были написаны портреты всех членов ее семьи.

    Техника работы в миниатюре повлияла на всю последующую манеру рисунка в графических работах Боклевского.

    В 1852 году Боклевский едет в Петербург и подает прошение в Совет Академии художеств с просьбой дать ему программу на звание художника по акварельной живописи.

    Бюрократический катехизисСовет Академии предложил Боклевскому написать в акварели портрет чиновника Котона, а через месяц, 6 марта 1852 года, Совет, рассмотрев представленный портрет, решил «удостоить губернского секретаря Петра Боклевского звания художника по живописи портретной акварельной».

    Получив аттестат Академии и выхлопотав с трудом заграничный паспорт, Боклевский отправляется за границу с целью изучения западноевропейской живописи.

    Во время двухгодичного пребывания за границей Боклевский исходил пешком Францию, Италию, Испанию и Швейцарию. Он зарисовывал все, что привлекало его внимание: народные типы, костюмы, архитектурные памятники.

    Знание трех языков — французского, немецкого и латыни — позволяло Боклевскому свободно общаться с народом и с представителями культуры различных стран.

    Посещая музеи, картинные галлереи, библиотеки, Боклевский делал зарисовки, собирал старинные издания и рукописи.

    Собранный богатый художественный материал Боклевский предполагал использовать для написания истории западноевропейского искусства, которой в то время на русском языке еще не существовало.

    Однако планы Боклевского не осуществились. Отправленный в Петербург морским путем багаж художника со всем накопленным во время путешествия материалом пропал. Прздпринятые меры к розыскам багажа не увенчались успехом.

    С исчезновением материала отпадала и мысль о работе над историей искусства, а также и мысль о кафедре в Академии художеств, о которой Боклевский предполагал хлопотать.

    Тяжелые материальные обстоятельства заставляют Боклевского приняться за заказные портреты.

    В это время он выполняет пастелью портреты известных меценатов: Солдатенкова, откупщика Кокорева, графа Кушелева-Безбородко и других.

    Тысяча восемьсот пятьдесят пятый год был знаменателен для Боклевского, впервые выступившего как художник в печати. В этом году вышел его первый альбом карикатур на Крымскую войну. Альбом носил название «На нынешнюю войну» и состоял из семи рисунков-литографий.

    Задуманные художником карикатуры являлись иллюстрацией к популярному тогда патриотическому стихотворению:

    Вот в воинственном азарте 
    Воевода Пальмерстон 
    Поражает Русь на карте 
    Указательным перстом. 
    Вдохновен его отвагой, 
    И француз за ним туда ж 
    Машет дядюшкиной шпагой 
    И кричит: «Allons courage!»

    Первый лист альбома рисует объединение союзников: английского премьер-министра Пальмерстона и Наполеона III. Остальные сцены посвящены военной доблести и патриотизму русского народа.

    В следующих иллюстрациях Боклевский рисует изгнание Бонапарта в 1812 году из России.

    Карикатуры Боклевского на Крымскую войну не были единичным явлением. Крымская война вызвала новый расцвет патриотической карикатуры, авторами которой являлись видные графики В.Невский, П.Анненский, Н.Степанов.

    Живя в 50-х годах в Москве, Боклевский тесно сближается с кругом лиц, входивших в молодую редакцию «Москвитянина», группировавшихся вокруг молодого А.Н.Островского, с Ф.Писемским, П.Мельниковым-Печерским, Ап.Григорьевым, скульптором Н. Рамазановым. Общее направление этого кружка выражалось в интересе к народному быту, к русскому национальному искусству.

    Первой графической работой Боклевского, привлекшей внимание широкой публики, была иллюстрация к рассказу И.Ф.Горбунова «Утро квартального надзирателя». Вскоре после этого художник выступает как иллюстратор Островского.

    Общественное значение комедий Островского было хорошо понято и Боклевским, видевшим в задачах иллюстратора способ усилить впечатление от произведения, имеющего прогрессивное значение.

    С Островским художника сближали общие взгляды, вынесенные из университета (где писатель учился в одно время с Боклевским),— критическое отношение к действительности, стремление к жизненной правде. Хорошее знание различных социальных типов позволило Боклевскому делать иллюстрации тут же, «во время чтения комедий», как свидетельствует скульптор Н.Рамазанов.

    НоздревОбразы Островского предстают в ряде ярких типовых характеристик.

    Вот самодур, гроза дома Самсон Большов, купец из Замоскворечья. Тучный, важный, с тяжелым взглядом опухших глаз, в долгополом сюртуке, в сапогах бутылками, он стоит, покровительственно опустив руку на плечо приказчика, застывшего перед благодетелем в раболепном смирении.

    Таков он в первом действии. Он же — жалкий проситель, сгорбленный, осунувшийся, униженно умоляющий о помощи своего коварного доверенного в конце пьесы.

    Вот купеческое чадо Липочка с заплывшими жиром глазами, в пышном кринолине, с обилием браслеток и колец на обнаженных руках.
    Спившийся приказный Рисположенский, занимающийся темными делишками, унижается перед Подхалюзиным. Жалкий, обтрепанный сюртучок, дрожащая рука, протянутая к рюмке,— выражение робости и угодливости во всей фигуре.

    Рисунки к комедиям Островского вышли в виде альбома литографий в 1859—1860 годах.

    Всего Боклевским было проиллюстрировано пять комедий: «Свои люди — сочтемся», «Бедная невеста», «Не в свои сани не садись», «Не так живи, как хочется», «Бедность не порок».

    Рисунки сопровождались цитатами из текста комедий. 

    Выступление Боклевскогр как иллюстратора Островского встретило одобрение Тургенева, который взялся хлопотать об издании рисунков.

    В письма от 10 февраля 1855 года Тургенев писал Островскому: «Также попросил бы я Вас, если это возможно", прислать ко мне несколько рисунков Боклевского, если не «Бедность Не порок», то хотя другие. Я пока бы их здесь показывал людям со влиянием, и это могло бы послужить в пользу г-ну Боклевскому, произведения которого очень бы нужно было вывести в свет».

    Отражение в русской графике XIX века передовых, демократических идей связано с рождением «натуральной школы» в русской литературе 40-х годов, ознаменовавшей собой коренной поворот к реализму.

    МаниловВозглавлявший новое, реалистическое направление русской литературы Н.В.Гоголь в условиях деспотизма и произвола николаевской эпохи направил всю силу обличительного таланта па разоблачение чиновной бюрократии и крепостнического строя русской империи. 

    Могучий протест Гоголя способствовал широкому распространению демократических идей не только в областях современного писателю искусства и литературы, но он оказал плодотворное влияние и на  все развитие националъной культуры второй половины XIX века. «Давно уже не было в мире писателя, который был бы так важен для своего народа, как Гоголь для  России»,— писал Н.Г.Чернышевский.

    Художник А. Агин первый воплотил литературные образы Гоголя в графике.

    На примере Агина особенно ярко ощутим тот перелом к реализму, который происходил в русской графике в 40-х годах XIX века. Умение Агина проникнуть в социальную сущность явлений в сочетании с талантом блестящего рисовальщика проявилось в создании прекрасных реалистических иллюстраций к «Мертвым душам».

    Вторым по времени толкователем Гоголя явился Боклевский, создавший свои иллюстрации в новых условиях развития реалистического искусства 60-х годов.

    Приход Боклевского в конце 50-х годов к иллюстративной графике объясняется его идейной близостью критическому реализму в литературе.

    Творчество Боклевского складывалось под непосредственным влиянием русской литературы, прежде и больше всего Гоголя.

    Характер таланта Боклевского, его сатирическая устремленность, глубокое знание русской провинции — мелкопоместного дворянства и губернского чиновничества,—его служебная и общественная деятельность, позволявшие ему соприкасаться с различными социальными слоями,— все это дало художнику возможность понять и воплотить в графике гоголевские образы.

    В 1858 году Боклевский создает свою раннюю серию гоголевских типов к комедии «Ревизор», выпущенную в свет в количестве четырнадцати литографий.
     
    Им предшествуют рисунки типов из «Ревизора», сделанные в 1856 году, частично опубликованные в советское время.

    Эти контурные наброски действующих лиц комедии выполнены в свойственной Боклев-скому манере скупого в деталях и предельно выразительного рисунка.

    В точности придерживаясь гоголевских ремарок, Боклевский передает характерные образы комедии.

    Нет сомнений, что на Боклевского оказало воздействие сценическое искусство, так же как очевидно и последующее воздействие Боклевского на театр. Известно, что альбомы Боклевского часто использовались для грима и костюмов, особенно провинциальной сценой.

    В указанном варианте иллюстраций к «Ревизору» можно установить сходство образа городничего с образом, созданным Щепкиным, первым исполнителем роли городничего в «Ревизоре» в Москве в 1836 году.

    Щепкин давал в роли городничего «пролазу и шельму с грубоватой внешностью, провинциального мелкого чиновника, умеющего отлично, гнуть в бараний рог низших себя и пресмыкаться перед высшими», как описывает его современник.

    Городничий на рисунке Боклевского, размышляя о своей будущей карьере, охвачен манией величия: выставленная вперед нога, гордо поднятая голова, рука, опирающаяся на край стола, — во всей позе чувствуется упоение своей властью. Вот жена городничего — перезрелая провинциальная кокетка в кринолине, оборках, кружевах. Она прижимает раскрытый веер к груди, прикрывая чрезмерно обнаженные плечи и нгею. Жеманно склоненная голова, томный взгляд полуприкрытых глаз, лицо, расплывшееся в заискивающей улыбке.

    За маменькой, мелкими шажками, чуть придерживая пышную юбку, семенит дочка Марья Антоновна — вся воплощение «скромности и невинности».

    Вот попечитель богоугодных заведений Земляника. Кажется, от всей его фигуры в круглящихся линиях так и вест теплотой, подкупающим благодушием. Но в мелких, чуть намеченных чертах лица попечителя Боклевский дает почувствовать ловкого, увертливого интригана, который далеко опередит прочих простодушных взяточников и всегда выйдет сухим из воды.

    Образам двух приятелей — Добчинскому и Бобчинскому — художник придает черты безобидных сплетников-болтунов, скорее никчемных, чем опасных.

    Хороша группа квартальных, застывших в подобострастном смирении перед начальством. Привычка туцого повиновения—действовать и не рассуждать, «тащить и не пущать», когда прикажут,— особенно сильно выражена в липе Держиморды, В наклоненной голове со стесанным затылком и массивной челюстью застыло выражение тупой силы. Подневольность крепостного чувствуется в слуге Хлестакова Осипе, представленном в момент, когда он с ожесточением чистит сапог и нещадно бранит своего легкомысленного барина. Бичуя нравы в рисунках к «Ревизору», Боклевский еще не достигает остроты социальной сатиры.




    Категория: Книги о художниках | Добавил: publikat | Теги: Никифораки, художник, Боклевский
    Просмотров: 2302 | Загрузок: 386 | Рейтинг: 0.0/0

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Галерея ALARTIST © 2017 Копирование материалов данного сайта без согласия автора запрещено