Друзья сайта




  • Форма входа

    Корзина

    Ваша корзина пуста

    Поиск

    Наш опрос

    Мы рады видеть Вас на сайте ALARTIST.RU Для нас очень важно знать кто Вы!

    Всего ответов: 18

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0








    Пятница, 22.09.2017, 07:20
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
    ГАЛЕРЕЯ ALARTIST
    Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
    Библиотека художника


    Главная » Файлы » Художники и картины » Книги о художниках

    А.Козлов. Илларион Михайлович Прянишников, М., Искусство, 1951. 38с. Часть 2.
    21.02.2011, 20:06

    Массовая библиотека „ИСКУССТВО"


    А.КОЗЛОВ


    ИЛЛАРИОН МИХАЙЛОВИЧ ПРЯНИШНИКОВ

    1840—1894


    ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО „ИСКУССТВО"

    Москва 1951


    Часть 1

    Часть 2:

    Умелое и тактичное введение элементов жанра в пейзаж превращает его в своеобразный подтекст, раскрывающий основную тему. Пейзаж помогает уяснить переживания семинариста. Нужда и лишения, голод и холод не страшат его. Он жадно рвется к свету и знаниям. Им руководят не корыстные цели, не стремление к личному счастью и благополучию, а желание следовать примеру передовых борцов своего времени, отдавших всю свою жизнь служению народа. «Это многих славный путь»,— утверждает в своем широко известном стихотворении «Школьник» великий русский поэт Некрасов.

     Скромный мотив приобретает особую глубину и значительность, вырастает до широкого обобщения действительности. Объективность и глубина восприятия современности насыщают картину нотками подлинно социального звучания. Прянишников упорно стремился достичь этого впечатления. Если в первоначальном эскизе поле было оживлено деревьями и светящейся массой облаков, то в картине художник, отказавшись от излишних деталей, сконцентрировал внимание на фигуре семинариста. Внутренняя сосредоточенность, большая содержательность и слаженность живописного образа заставляют зрителя «невольно делаться как бы непосредственным участником той жизни, которая воспроизведена перед ним». Отмечая достоинства картины, Салтыков-Щедрин как раз и указывал, что «в этом умении обратить зрителя внутрь самого себя заключается вся сила таланта, и г. Прянишников обладает этой силой в большом количестве». «Порожняки» подтверждали правоту мнения Стасова, что «в трагическом щемящем выражении лежит главная могучая нота Прянишникова».

    С 1873 года начинается многолетняя педагогическая деятельность Прянишникова: он поступает младшим преподавателем в Училище живописи, ваяния и зодчества на место заболевшего В.Пукирева. 70-е годы явились временем расцвета Училища. В этот период в нем, кроме Прянишникова, преподавали такие выдающиеся художники, как Перов, В.Маковский, Саврасов.

    Училище, объединившее всех передовых и наиболее талантливых московских художников, являлось подлинным центром художественной жизни Москвы. Здесь выращивалось новое поколение реалистов: с ученической скамьи молодые художники готовились, к той борьбе, которую так блестяще вели передвижники. Ученики, по воспоминаниям художника А.А.Зарецкого, сознавали, что они представляют собой «нечто целое, своего рода армию, стоящую в резерве и готовящуюся выйти в настоящий бой». Преподаватели-передвижники развивали и укрепляли это сознание ответственности и общественной значимости творчества художника, высокую требовательность к себе как к художнику и гражданину. Лучшие традиции, культивировавшиеся в Московском училище, были бережно сохранены и унаследованы советскими мастерами. «Прянишников, Маковский, Поленов,— пишет в своих воспоминаниях крупнейший советский пейзажист, воспитанник Московского училища В. К. Бялыницкий-Бируля, - много нам дали из своего богатого и разнообразного художественно-творческого опыта.

    Мы их любили, мы им верили. Это были для нас авторитеты. Они работали рука об руку с нами, они нас учили и вместе с тем, на примерах своих работ, показывали, как надо подходить к природе и как надо передавать то, что видишь. Перед открытием «Передвижной» выставки они обычно в своих мастерских показывали нам свои этюды и картины, и это играло очень крупную роль для нашего художественного развития».

    Ученики воспитывались и в совместных выступлениях с передвижниками на объединенных выставках. С 1872 года передвижные выставки неизменно организовывались в стенах Училища. Значение преподавателей в подготовке учеников к этим выставкам отметил в своих воспоминаниях художник А.А.Зарецкий: «Много указаний давали нам В.Е.Маковский, И.М.Прянишников и другие преподаватели, и мы жадно прислушивались к их приговорам».

    Очутившись в центре художественной жизни, ученики смело брались за трактовку злободневных сюжетов. Выставки передвижников научили их находить тему и подсказывали им методы ее решения. Ученические выставки вскоре показали возросшее мастерство молодых художников, смелость и новизну их поисков. Репин и Стасов с восторгом отзывались о молодых талантливых московских мастерах.

    И.М.Прянишников все свои силы отдавал преподавательской деятельности. Ученики, занимавшиеся в фигурном классе у Прянишникова, вспоминают о нем как о чутком и отзывчивом педагоге, правда, «с виду несколько суровом и грубоватом, а на самом деле,— как пишет в своей автобиографии художник Милорадович,— очень добром и остроумном человеке». Атмосфера дружеского контакта, близости учеников к своему руководителю сочеталась с большим уважением к нему. Прянишников имел сильное влияние на своих учеников и как талантливый педагог и как творчески работающий художник, один из передовых мастеров своего времени. Он умел увлечь учеников силой личного примера, зажечь в них дух творческих дерзаний и поисков. Придавая огромное значение содержательности творчества, Прянишников сознавал, что ученикам прежде всего надо привить необходимые навыки мастерства. «Илларион Михайлович отличался строгим знанием рисунка и перспективы и был прекрасным учителем,— пишет в своих воспоминаниях В.Маковский,— ученики его очень любили и дорожили его справедливою оценкой своих работ». В воспоминаниях А.Я.Головина Прянишников обрисован последовательным реалистом, сторонником тщательного изучения натуры: «Прянишников был человек прямой, резковатый, вспыльчивый. Ему нравились те живописные работы, которые были близки к натуре. Искание стиля он не одобрял».

    И.М.Прянишников воспитал целую плеяду талантливых живописцев; некоторые из них, такие, как В.К.Бялыницкий-Бируля, В.Н.Мешков, впоследствии стали выдающимися мастерами советского искусства.

    Преподавание в Училище и большая общественная работа хотя и отнимали у художника много времени, но не задержали развития его дарования. Прянишников участвовал почти на всех передвижных выставках. Из года в год он создает ряд произведений, отмеченных поисками актуальных тем.

    1812 годПробуждение интереса к национальному прошлому, проявившееся в это время, захватило и Прянишникова. В 1873 году он пишет картину на историческую тему «Эпизод из войны 1812 года» (1874, Третьяковская галлерея). Картина эта, неоднократно повторенная художником, явилась попыткой осмысления героического прошлого русского народа, поднявшегося на священную борьбу с иноземными захватчиками.

    Художник показал в ней бесславный конец Наполеоновской армии. Жалкие, оборванные «завоеватели» уныло бредут, ежась от мороза, по занесенному снегом полю. Метель затянула даль, и группа пленных, выходящих из глубины, едва видна. Крестьяне с вилами и топорами конвоируют опустившихся, отчаявшихся вояк. Прославленные воины, мечтавшие покорить весь мир, теперь жалки и беспомощны. Одни из них успели «обзавестись» теплой шубой, другие «раздобыли» лишь женские платки я шали. Отобранные у французов риза и икона в руках у крестьянки с вилами и мешок за плечами мужика говорят о полном разложении некогда сильной армии. Теперь это сброд грабителей и мародеров, забывших о воинской чести и о своем человеческом достоинстве. Добраться до места, где накормят и согреют, спасут от лютого русского мороза — вот единственная мысль, которая владеет всем этим пестрым «воинством». И как бы в контраст к жалким, опустившимся пленным даны спокойные и уверенные крестьяне, которые защищают родную землю. «Непрошенные гости» разорили, обездолили их: неубранные снопы, лежащие на поле,— яркое свидетельство бед, причиненных войной. Но они не мстят безоружным, сдавшимся на милость победителей врагам. Не торопясь, деловито выполняют они свой священный долг — очищают родные места от захватчиков. Русские крестьяне сознают свою правоту, чувствуют себя хозяевами.

    В небольшом, но впечатляющем эпизоде Прянишников верно подошел « изображению типичной сцены Отечественной войны. Он показал ее народный характер, Духовное благородство и высокое патриотическое самосознание широких крестьянских масс. Рядовой крестьянин в картине Прянишникова выступает как грозная сила, творящая историю.

    Однообразный суровый пейзаж и хорошо переданное настроение серенького, унылого зимнего дня усиливают эмоциональное воздействие картины. Она нашла широкое признание и стала популярным, подлинно народным произведением.

    Конец охотыХудожник окончательно занимает передовое место среди передвижников, получает всеобщее признание и известность. О том уважении, с каким относились к Прянишникову его современники, свидетельствуют письма и воспоминания И.Е.Репина. В 1874 году, стосковавшись по родине и по той кипучей деятельности, которая была внесена передвижниками в русское искусство, Репин писал из Парижа Крамскому: «Мясоедов, Прянишников. Как бы все это хотелось видеть. Хотя здесь мы постоянно много видим хорошего и свежего, во всех родах, но все более вещи формальные. Французы совсем не интересуются людьми». Творчество Прянишникова было дорого молодому, только что окончившему Академию Репину своей глубокой содержательностью, высоким  гуманизмом, подлинной человечностью и неразрывной связью с современной жизнью. «Перов, Прянишников, Саврасов и др., в скромных, реальных тонах — вот наши художники,— вспоминал позднее Репин,— на этом мы воспитывались, это мы любили, в это верили...»

    Достижения Прянишникова и его славных соратников и товарищей по искусству служили тем базисом, тем отправным пунктом, с которого начинали свой творческий путь многие молодые реалисты.

    В 1875 году Прянишников пробует свои силы в изображении сказочной сцены. Тема его картины «На Лысой горе», очевидно, была навеяна ранними произведениями Гоголя, над иллюстрированием которых Прянишников начал работать еще в 1872 году. С этого времени начинается также увлечение Прянишникова офортом и литографией.

    Обращение к фантастической тематике, да и опыты в различных техниках свидетельствовали о новых творческих поисках Прянишникова. Однако ряд лет художник не смог создать ничего нового и оригинального, равноценного по своему мастерству и содержательности «Порожнякам» и «Эпизоду из войны 1812 года». Художник тяжело переживал усиление реакции, разгул мракобесия, наступившие вскоре после пресловутого  «освобождения крестьян».

    Возвращение с ярмаркиСильно мешала плодотворной деятельности художника работа над росписями в храме Христа Спасителя, отнимавшая у него много времени, и плохие материальные условия. Прянишников не раз обращался в дирекцию Училища, в здании которого он жил, с просьбой предоставить ему помещение для творческой работы.

    Лишь в начале 80-х годов Прянишников сумел преодолеть временный перерыв в своей деятельности.

    В 1881 году он создает картину «Жестокие романсы» (Третьяковская галлерея) — своеобразный протест против обывательщины, убожества и нищеты мещанского существования. «Жестокие романсы» Прянишникова,— писал Стасов о картине,— это еще одна верно схваченная сценка из провинциальной жизни: молодой чиновник в пламенном азарте неистово распевает романсы и тем самым пленяет сердце невзрачной, но зрелой девицы, сидящей возле него на диване и не знающей, куда глаза повернуть от волнения». Художник создает типичную сценку из жизни мещан «с незлобивой насмешкой показывает убогую ограниченность и замкнутость их интересов и помыслов.

    В последующие годы Прянишников пишет серию картин, посвященных охоте. С добродушной иронией он рассказывает о незадачливом охотнике, попавшем в болото и выжимающем мокрую рубашку («Влопался»), о рыболове, углубившемся в любимое занятие и в упоении забывшем о надвигающейся непогоде («Охота пуще неволи», 1882). Страстный охотник, Прянишников сумел передать в своих картинах ряд метко наблюденных сцен и свое глубоко прочувствованное и лирическое восприятие природы. Одна из картин этой серии, «Конец охоты» (1884, Третьяковская галлерея), восторженно встреченная Стасовым, была отмечена им подробным разбором в статье «Наши художественные дела»: «Прянишников прислал всего одну картину: «Охотники», но великолепную. Как написан реденький лес осенью, с продольными перспективами повсюду насквозь, как написаны оба охотника, из которых один, барин, трубит в рог, надсаживаясь во всю силу толстых щек, а другой, подогнув колени, собирается отрезать лапку убитого зайца и бросить ее собакам! Какое у него серьезное и важное выражение, как он ушел весь в свое занятие, какие выражения у собак, жадно поднявших морды и вертящих хвостами,— это просто изумительно! Прянишников давно уже не писал ничего подобного...»

    Стасов, высоко оценивая эту картину, не был одинок — его мнение разделял и критик «Художественных новостей»: «Нет, школа, где могут быть такие вещи,— не может не иметь будущего». Действительно, творчество Прянишникова вскоре ознаменовалось новыми достижениями. Художник вновь сумел найти актуальные темы.

    Жестокие романсы«Ни в одной стране в мире крестьянство не переживало после «освобождения» такого разорения, такой нищеты, таких унижений и такого надругательства, как в России,— писал В. И. Ленин о пореформенном периоде,— ...крестьяне вышли «на свободу» ободранные до нищеты, вышли из рабства у помещиков в кабалу к тем же помещикам и их ставленникам». Тяжелое, бесправное положение крестьян приковало в это время внимание всей передовой интеллигенции. Крестьянский вопрос стал мерилом общественной и политической жизни. Новые настроения сказались в литературе и искусстве. Писатели и художники, искренно взволнованные неустройством жизни крестьянина, всеми своими помыслами, всей своей деятельностью стремились помочь ему, облегчить его тяжелое положение. Новые веяния, безраздельно господствовавшие в прогрессивных кругах русской общественности, отразились и на творчестве Прянишникова. Он не принадлежал к числу тех художников, которые открывали новые горизонты, намечали новые перспективы развития. Но он чутко прислушивался ко всему передовому и прогрессивному, он органически усваивал и претворял в своем творчестве и новые методы и новые темы.

    Большое воздействие на творчество Прянишникова оказала кипучая деятельность И.Е.Репина, поселившегося в начале 70-х годов в Москве для работы над картиной «Крестный ход в Курской губернии».

    Теперь Прянишников, по словам И. Н. Крамского, ищет темы своих картин «за пределами  городов... в глубине болот, лесов и непроходимых  дорог». Каждое лето — единственное время, свободное от работы в Училище,— Прянишников уезжает в различные губернии. Накапливая материал, за лето он успевает объездить несколько губерний.

    В своих странствованиях по деревням и селам Прянишников внимательно изучает народный быт, нравы и обычаи, унаследованные от далекой старины. Гуманист и демократ, художник с одинаковым вниманием и сочувствием зарисовывает и крестьянку Вологодской губернии, и дряхлого русского старика, и татар-музыкантов (Третьяковская галлерея), пишет портрет молодого татарина. Сохраняя правдивость и выразительность рассказа, он не гонится за внешними чертами, его интересуют не этнографические особенности представителей разных национальностей, а своеобразие их душевного склада.

    Художник наблюдает крестьян, для которых труд составляет горькую участь. Он видит порабощение русского простолюдина. В набросках, выполненных в быстрой, эскизной манере, художник схватывает отдельные моменты трудового процесса, улавливает сноровку и привычный, налаженный ритм работы крестьян («На пароме»). От отдельных набросков, эскизов он переходит к созданию картин, посвященных  теме труда,— «Посев льна в Вологодской губернии» (Третьяковская галлерея). Долгое изучение и накапливание материала, работа на пленэре помогли ему обрести свободу живописного выражения. Яркость и насыщенность строго сгармонированных тонов, живописная свежесть, смелость цветовых соотношений помогли Прянишникову добиться богатства и гибкости изобразительных средств, насытили картину динамикой действия, прочувствованной и правдивой передачей природы.

    Отыскивая светлые стороны в этой полной нужды и лишений жизни, Прянишников создает картины, посвященные крестьянским детям. Любовно и внимательно запечатлевает он облик деревенской девочки («Портрет девочки»), повествует о незатейливых играх и развлечениях крестьянской детворы — «Ребятишки рыбачки», «Ребятишки в луже» (1882), «Ребятишки на изгороди» (1883).

    В эти годы все более усиливается у Прянишникова интерес к пейзажу. Однако только пейзажистом Прянишников не был, тематическое сюжетное решение замысла заставляло его глубже подходить к трактовке пейзажного образа, обострило его восприятие, насытило его произведения глубокой содержательностью патриотических идей.

    Одной из таких картин было «Возвращение с ярмарки» (1883). Сцена, взятая художником из жизни, трактовала простой и обыденный мотив. Крестьяне, кто пешком, кто на лошади, возвращаются с ярмарки. Скромная красота русской природы и органически слитых с ней людей передана сочувственно и задушевно. С неменьшей любовью и вниманием художник изучает национальные наряды крестьянок. В самобытных национальных уборах, в изделиях крестьянского ремесла он видит проявление творческих сил народа, его тяготение к красоте. Правдиво и выразительно воссоздает Прянишников облик крестьян; как реалист и чуткий психолог, он видит их душевное благородство, их моральную силу и красоту, но вместе с тем и их забитость и ограниченность.

    Усиленное изучение крестьянской жизни, накопленный материал позволили вскоре Прянишникову перейти к созданию больших полотен, в которых его интересовал уже сам народ, а не отдельные его представители.

    «Какая у нас нынче выставка!!! Не было еще такого разнообразия и такой высоты исполнения,— писал Репин Стасову о XV Передвижной выставке.— Не говорю уже о Сурикове, Поленове, но какие вещи Прянишникова («Молебствие над лошадьми в воде»), Маковского («На бульваре»)...»

    Спасов день на севере«Спасов день на Севере», (1887, Третьяковская галлерея), или, как называл эту картину Репин, «Молебствие над лошадьми в воде», явилась одной из лучших картин на выставке, «одним из самых капитальных его произведений» (Стасов). Успех нового произведения Прянишникова объяснялся прежде всего тем новым, широким подходом к изображению сцены из крестьянской жизни, который впервые был найден Репиным в его картине «Крестный ход в Курской губернии». Великий русский реалист, видевший тяжелое, бесправное положение русского народа, его забитость и темноту, впервые показал его несокрушимую мощь и величие, его необъятные силы. В этом была особая заслуга Репина перед русским искусством и русской действительностью.

    Тема народного праздника привлекала Прянишникова богатой возможностью развернуть широкое повествование о жизни крестьян, охватить ее широким взглядом.

    Картина «Спасов день на Севере» изображает молебствие над лошадьми в одной из северных губерний. Центр картины образует помост у самой реки, на котором старенький священник в небогатой ризе служит Молебен. В реке стоят лошади. На них верхом крестьяне, подростки и ребятишки с обнаженными головами.

    Художник, увлеченный своеобразием северной природы, воссоздает ее лаконичную и несколько суровую красоту: необъятную ширь полей, косогоры с уходящей вдаль дорогой, характерные деревянные постройки, едва виднеющиеся на горизонте. Сознательно уделяя особое внимание пейзажу, Прянишников убедительно показывает эти бескрайние просторы как органическую среду, в которой живут и трудятся крестьяне. На этих полях неустанным, упорным трудом добывают они свой хлеб насущный, с ними связаны все их стремления и помыслы. Вся их жизнь наполнена заботами и думами о земле-кормилице.

    Многообразие, живая пестрота и красочность жизни покорили художника. Он развертывает подробное и обстоятельное повествование о собравшихся  крестьянах. Исключительное знание народа, любовь к пристальному наблюдению и неутомимость в поисках новых типов делают рассказ этот живым, увлекательным и глубоким. Художник угадывает внутренний мир крестьян, цельность их натур увлекает его. За внешней выразительностью многих типов и характеров он стремится увидеть человека с его неповторимой привлекательностью и красотой.

    Однако Прянишников постоянно видит забитость крестьянской массы, нищету и невежество деревенской жизни. Показывая общее торжественное настроение, праздничную оживленность толпы, художник далек от идеализации крестьян.

    Повествовательная манера делает картину содержательной и впечатляющей. Сочетание жизненной естественности и продуманности общего построения позволяет выделить это произведение в число его лучших работ.

    В ряде критических статей и обзоров новое произведение Прянишникова нашло сочувственный отзыв, причем особо отмечалось совершенствование художником своего мастерства, его новые успехи в решении пленэрной задачи. «В технике письма Прянишников достигает все более и более мастерства,— писал Стасов об этой картине, - и теперь надо только ждать от него картин с драматическим содержанием...» Этому пожеланию Стасова не суждено было осуществиться. В «Жертвенном котле» (1888, Саратовский художественный музей), исполненном в следующем году, художник добился новых успехов, однако это произведение было его последней творческой удачей.

    Жертвенный котел«Жертвенный котел» своей темой был близок к предшествующей картине: художника вновь привлекла тема крестьянского праздника, на который стеклись толпы народа. Колышущаяся пестрая толпа крестьян, распряженные лошади и повозки вдали, общая суета и подвижность — во всем чувствуется умение художника правдиво и задушевно рассказать о жизни крестьян, прекрасное знание материала и стремление с большой глубиной подойти к трактовке темы. На переднем плане в ожидании общей трапезы разместилась группа крестьян вокруг монаха, очевидно рассказывающего о своих странствованиях. Художник с одинаковой любовью и вниманием изображает и изделия крестьянского ремесла, расписную утварь и виднеющиеся вдали деревянные колокольню и церковку, органически включенные в общую композицию. Второстепенные элементы  не нарушают целостности впечатления — они служат естественным добавлением, развитием основной темы. В обилии деталей и, казалось бы, некоторой дробности, несобранности композиции проявилось стремление художника передать праздничную оживленность, нестройный гомон и пестроту собравшейся из разных деревень массы  крестьян. В «Жертвенном котле» последний раз проявилось незаурядное дарование Прянишникова.

    Незадолго перед смертью Прянишников отошел от народней тематики. Больной художник отказывается от создания больших полотен и переходит к жанру. Однако в последних работах, «В ожидании шафера» (1891, Русский музей), «У тихой пристани», (1893, Русский музей), он не смог найти ни прежней сатирической остроты, ни глубины и объективности показа изображаемых явлений.

    Осенью 1891 года началось резкое обострение болезни. Прянишников, страдавший от туберкулеза, был вынужден уехать в Крым, в Алупку, и прожить там до весны следующего года. Вдали от родных мест, от друзей и сотоварищей по искусству, как бы желая заполнить образовавшуюся пустоту и скоротать однообразное чередование будней, Прянишников всецело отдается творческой работе. К этому периоду относится переписка Прянишникова с известным художником и литературным деятелем А.А.Киселевым. В этой переписке Прянишников предстает перед нами вдумчивым и серьезным художником; из его писем мы узнаем о его любимых русских и западных писателях и художниках, о его взглядах на искусство. «Меня всегда удивляло, что есть люди, полагающие, что в искусстве достаточно одной внешней формы»,— пишет Прянишников. Он утверждает, что форма и содержание неразрывно слиты, что и содержания без формы он не может себе представить. Преклоняясь перед дарованиями Толстого, Репина, Поленова, Прянишников резко восстает против позднего творчества Ге и против бездушного и механического копирования действительности. Больной художник, привыкший к кипучей и разносторонней деятельности, жалуется в своих письмах на одиночество, ругает Крым, к которому никак не может привыкнуть.

    Весной следующего года Прянишников чувствует себя лучше, он надеется на скорое и окончательное выздоровление и собирается летом уехать из Крыма. Вернувшись в Москву, Прянишников преподает в Училище, продолжает творческую работу, готовится к деятельности в Академии художеств: в конце 1893 года он был избран действительным членом Академии художеств. Однако улучшение здоровья было кратковременным и обманчивым — 12 марта 1894 года Прянишников умер.

    Прянишников ценен тем, что в лучшие годы своей художественной деятельности создал картины, ставшие подлинно народными произведениями. В них отражена его безграничная любовь к отчизне и русскому народу.


    Редактор А, Леонов

    Обложка — гравюра на дереве

     

    М. Маторина

    Технический редактор

    Н. Матвеевич

    А02665. „Искусство" № 13243.

    Подп. в печ. 27/111 1951 г. Форм. бум. 70 X 921/3>.

    Кол. 6. д. 35/Ж1- Кол. п. А. 1,84. Уч.-изд. л. 1,49.

     

    Тираж 25000 Заказ 22

    Цена 1 р. 50 к.

     

    17-я тип. Главподиграфиздата

    Москва, ул. 25 Октября, 5,

     

    Категория: Книги о художниках | Добавил: publikat | Теги: прянишников, козлов
    Просмотров: 3307 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Галерея ALARTIST © 2017 Копирование материалов данного сайта без согласия автора запрещено