Друзья сайта




  • Форма входа

    Корзина

    Ваша корзина пуста

    Поиск

    Наш опрос

    Мы рады видеть Вас на сайте ALARTIST.RU Для нас очень важно знать кто Вы!

    Всего ответов: 18

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0








    Воскресенье, 19.11.2017, 09:59
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
    ГАЛЕРЕЯ ALARTIST
    Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
    Библиотека художника


    Главная » Файлы » Художники и картины » Книги о художниках

    А.Козлов. Илларион Михайлович Прянишников, М., Искусство, 1951. 38с. Часть 1.
    [ Скачать с сервера (4.75Mb) ] 21.02.2011, 19:30

    ПрянишниковПРЯНИШНИКОВ

    Массовая библиотека „ИСКУССТВО"




    А.КОЗЛОВ

    ИЛЛАРИОН МИХАЙЛОВИЧ ПРЯНИШНИКОВ

    1840—1894

     

    ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО „ИСКУССТВО"

    Москва 1951

     

    Часть 1:

     «Все лучшие, все высшие русские художники, Репин, Верещагин, Перов, Шварц, Владимир Маковский, Прянишников и остальные,— писал В.В.Стасов, — всегда обращались всего более, душой и телом … к народной массе, искали схватить и выразить ее жизнь, ее сцены, ее события». В своих произведениях они отражали жизнь народа, показывали его духовную силу и красоту. И.М.Прянишников был достойным соратником Перова и Репина, Верещагина и В.Маковского. Его многочисленные полотна исполнены искренности и взволнованности. С сочувствием и негодованием умел он рассказывать в своих картинах о тяжелой жизни русского народа.

    Глубокий психолог, тонкий и проникновенный лирик, богатый знаток народной жизни, И. М.Прянишников создал ряд произведений, ценных правдивым отражением жизни. Разносторонность личности И. М. Прянишникова проявилась в его кипучей и многогранной деятельности: он был и художник, и общественный деятель, много сил и стараний положивший на организацию и процветание Товарищества передвижных художественных выставок, и, наконец, талантливый педагог. Последовательный реалист, он сумел воспитать своих учеников в духе передовых идеалов, завещанных русскому искусству революционными демократами.

    ПорожнякиРодился Илларион Михайлович Прянишников 20 марта 1840 года в селе Тимошеве, Боровского уезда, Калужской губернии, в семье мелкого провинциального купца. Отец художника, происходивший из государственных крестьян Боровского уезда, желая пристроить сына к делу, отдал его в «мальчики» к чаеторговцу Волкову. Способность Прянишникова к рисованию вскоре была замечена. Волков принял участие в судьбе даровитого юноши: он помог ему устроиться в Московское училище живописи и ваяния, где Прянишников начал заниматься с1856 года.

    К середине XIX века Училище после упорной борьбы с Академией, тормозившей его развитие, добилось известных прав и привилегий и отстояло свою самостоятельность. Из скромного натурного класса, основанного в 1832 году стараниями отдельных любителей искусства, оно выросло в один из важнейших художественных центров России.

    Училище привлекало будущих художников большей демократичностью в вопросах преподавания, сочетавшейся со стремлением привить учащимся строгие навыки уверенного владения рисунком. Преподаватели Училища внимательно относились к живой натуре и окружающей действительности, стремились развить творческие способности учащихся и натолкнуть их на самостоятельное изучение жизни. Тяготение учащихся к самостоятельному творчеству находило живой отклик у педагогов. Училище росло и крепло взаимной поддержкой, творческим духом новых исканий, горячей любовью к искусству и своему народу.

    Училище готовило своих питомцев в духе прогрессивных реалистических традиций Федотова, Венецианова и Тропинина.

    Ученик Венецианова, культурный и образованный педагог, С.К.Зарянко ориентировался на тщательное и строгое изучение натуры. Его стремление разбить рамки узкой специализации учеников по жанрам и научить их уверенному владению изобразительными средствами имело немалое значение для будущих художников.

    В. Е. Маковский, учившийся вместе с Прянишниковым, отметил в своих воспоминаниях влияние на молодого художника его учителя Е. Я.Васильева, воспитанника Академии художеств: «Этот скромный художник, сам воспитавшийся на классиках, в среде тогдашней традиционной условности умело и бережно охранял индивидуальность своих учеников. Такие самобытные таланты, как Перов, Прянишников, и другие ученики Е.Я.Васильева под его руководством достигали полного своего расцвета... И. М.Прянишников всегда с чувством особенного уважения и теплой благодарности отзывался в воспоминаниях о нем».

    Училище, предоставляя возможность получить необходимые знания и развить природные склонности, не обеспечивало материального положения своих питомцев. Они вынуждены были вести упорную борьбу с суровой действительностью: зарабатывать на жизнь, на плату за обучение и одновременно усиленно заниматься, накапливать знания.

    Прянишников оказался в несколько лучших условиях по сравнению со многими своими товарищами: он был приглашен своим учителем Е.Я.Васильевым поселиться у него с Перовым. «И.М.Прянишников и В.Г.Перов были люди без всяких средств, и эта помощь со стороны их профессора дала им возможность выбраться на дорогу и сделаться знаменитыми художниками», — пишет В.Е.Маковский. Живя у своего учителя, молодые художники сблизились, и дружба эта продолжалась долгие годы. Их объединяли общие художественные интересы. Нужду и тяжелое материальное положение они преодолевали совместными усилиями. Когда Перову, работавшему над картиной «Приезд станового на следствие», понадобился натурщик, Прянишников охотно позировал ему, послужив прототипом для лесного вора.

    Дружба с Перовым имела для Прянишникова большое значение. Она ввела его в обстановку творческого, созидательного труда, помогла ему определить направление развития художественного дарования. При нем создавались первые картины Перова, исполненные благородного гнева и негодования к угнетателям и сочувствия к угнетенным, содержавшие живой протест против бесправного положения человека  из народа. Молодые художники вместе бродили по Москве и ее окрестностям, в 1862 году провели целое лето в Троице-Сергиевской лавре, наблюдая жизнь, собирая необходимый материал для своих картин. Прянишников учился у своего старшего товарища находить наиболее типичное и характерное в жизни, учился остроте восприятия действительности и широте охвата жизненных явлений.

    В 1864 году Прянишников пишет картину «Чтение письма в овощной лавочке» (Третьяковская галерея). Это наиболее раннее из сохранившихся произведений художника было удостоено в следующем году Малой серебряной медали. Повествовательность, правдивость и точность передачи обстановки сочетаются в картине с показом жизни простых, «незаметных» людей, со стремлением сочувственно и задушевно рассказать об их горестях и радостях.

    Прянишников выбрал несложную сценку. Молодая девушка слушает чтение письма, присланного, очевидно, из деревни. Равнодушие чтеца и праздное любопытство молодого приказчика оттеняют тревогу и беспокойство девушки. Своим сюжетом и интересом к жизни простых людей эта работа Прянишникова полностью примыкает к жанровым картинам того времени. В мастерстве исполнения, уверенном рисунке сказывается выучка у Е. С. Сорокина, наставника Прянишникова, который сменил умершего в 1861 году Е.Я.Васильева.

    Евграф Семенович Сорокин особое внимание уделял рисунку. Прянишников унаследовал от него высокую культуру рисунка и позднее, в годы своей преподавательской деятельности в Училище, сумел передать ее своим ученикам.

    Первая картина была встречена критикой доброжелательно, это ободрило молодого художника, вселило уверенность в собственные силы. Картина имела успех и в стенах Училища. В.Е.Маковский пишет: «...В школе мы почти лично не знали друг друга, но я помню, что имя И. М. Прянишникова, как выдающегося молодого художника, и тогда было достаточно уже известно среди нас, молодых его товарищей по школе, и ставилось наряду с именем В. Г. Перова».

    Поездка в Петербург за получением медали обогатила Прянишникова новыми впечатлениями, дала возможность ознакомиться с сокровищами Эрмитажа и Академии художеств.

    ШутникиВернувшись в Москву, Прянишников приступает к работе над картиной «Шутники», которая сделала имя художника известным всей России.

    Годы учения Прянишникова относятся ко времени революционно-демократического подъема. Сила экономического развития, втягивавшая Россию на путь капитализма, усиление крестьянского движения против помещиков побудили царское правительство в 1861 году освободить крестьян. Несмотря на всю половинчатость, противоречивость и непоследовательность проведенной реформы, «...падение крепостного права встряхнуло весь народ, разбудило его от векового сна, научило его самого искать выхода, самого вести борьбу за полную свободу» (В.И.Ленин).

    Падение крепостного права оживило общественную жизнь. Русская литература подняла свой голос на защиту угнетенного народа. Критическое направление в литературе обращало писателей к актуальным темам современности, волновавшим народные массы.

    Русские художники и писатели следовали заветам эстетической теории революционного демократа Н. Г. Чернышевского. Его проповедь реалистического искусства, близкого и понятного народу, сильного своей идейностью и глубокой содержательностью, выносящего приговор отрицательным явлениям жизни, была принята всеми прогрессивными художниками. Они не только правдиво отображали жизнь, но и осуждали ее пороки и недостатки. Они горячо верили в высокое общественное назначение искусства, в его воспитательную роль. Формирование творческой индивидуальности Прянишникова проходило под прямым воздействием эстетической теории Чернышевского. В своей художественной деятельности он следовал заветам великого русского революционера и мыслителя.

    Чтение письма в овощной лавочкеРусские художники и писатели выступали единым сплоченным фронтом. Эту особенность русской культуры отмечал В.В.Стасов, по его словам: «главная наша сила в том, что новое искусство так крепко обнялось с русской литературой и творчеством, как, быть может, ни одно другое искусство в Европе». «Наша литература и искусство,— писал критик,—это точно двое близнецов неразлучных, врозь немыслимых. Вспомните Грибоедова, Пушкина, Гоголя, Островского, Льва Толстого — то же самое настроение и мысль, что и у них, то самое чувство и глубокая национальность, та самая потребность раньше всего, схватить и выразить тип и характер, те самые виды и сцены природы лежат в основе наших новых картин».

    Сложение творческого дарования Прянишникова отмечено воздействием передовой прогрессивной критики и литературы. Наиболее близким ему оказалось обличительное направление творчества Островского. Благородный гнев возмущенного несправедливостью общественных отношений драматурга был близок и понятен Прянишникову.

    Тема бесправия и угнетения «простого» человека, развращающей силы денег была разработана еще до него талантливым московским графиком, питомцем Училища живописи и ваяния, П. М. Шмельковым, оказавшим влияние на многих московских художников — современников Прянишникова.

    Поколение Прянишникова обогатили принципы, исповедуемые Шмельковым, внесло в них действенный дух сознания классовых противоречий и большую широту обобщения социальной действительности. Особого успеха в этом добился В.Г.Перов. Охватив новый круг тем, он поднял жанр до уровня картины, насытил его большим общественным содержанием.

    В конце 1864 года Прянишников представил на утверждение в Совет Училища эскиз, изображавший «городских купцов, издевающихся над старым чиновником». Эскиз был принят, и Прянишникову назначили для окончания работы ежемесячное пособие в 20 рублей.

    Тема картины «Шутники» (1865, Третьяковская галлерея), или, как ее часто называют, «Гостиный двор», была навеяна одноименной пьесой Островского, опубликованной в журнале «Современник» 1864 года и вскоре поставленной на сценах в Петербурге и Москве.

    Прямое влияние русской литературы и театра на творчество художника объясняется расцветом драматургии и огромным успехом русского реалистического театра, ставшего к этому времени общественной трибуной, «высшей инстанцией для решения жизненных вопросов» (Герцен). Однако Прянишников не следовал точно тексту пьесы Островского, он не ставил себе целью создание живописной иллюстрации к новому творению прославленного драматурга. В отличие от пьесы в своей картине он уделял внимание не столько раскрытию образа старого чиновника, сколько разоблачению купечества.

    В одном из мрачных полутемных коридоров торговых рядов собралась группа купцов. На пустых из-под товара ящиках разместились сидельцы, властители этих трущоб, составлявших средоточие их помыслов и интересов. Не теряя достоинства, с важной осанкой потешаются они над старым чиновником, ради подачки веселящим «благодетелей» пляской и скоморошьими ужимками. Купцы не столько забавляются кривляньями старика, выслужившего за беспорочную и долголетнюю службу пряжку в петлицу, сколько лишний раз наслаждаются сознанием своей силы и могущества. Глумление над чиновником служит для них доказательством их силы и «превосходства». Показывая эту безобразную сцену тупого самодовольства, Прянишников развертывает подробный и обстоятельный рассказ о «московских толстосумах». Здесь и важные купцы в цилиндрах и дорогих шубах, и купцы, одевающиеся по старинке, здесь и приказчики, изощряющиеся в насмешках над чиновником, здесь и маленький мальчик, купеческий наследник.

    Сатирическая острота в обрисовке характеров помогла Прянишникову правдиво передать драму современной ему жизни, показать всю глубину нравственного и морального оскудения человека. Общий тусклый серый колорит хорошо передает сумрак помещений торговых рядов и создает настроение подавленности и угнетенности.

    Картина «Шутники» явилась ярким примером  тенденциозного искусства, «в которое,— по выражению В. В. Стасова,— лучшие художники вкладывали до сих пор все лучшее, все драгоценнейшее, что поднялось и накипело в их душе, все, что они успели увидеть, схватить и понять».

    За картину «Шутники» Прянишников получил в 1866 году Большую серебряную медаль и звание классного художника 3-й степени. Картина принесла ему известность, Прянишников становится передовым художником своего времени. Он твердо избирает путь жанровой живописи, которая завоевывала тогда ведущее положение в русском искусстве.

    «Шутники» вызвали негодование со стороны ревнителей «высокого», «благородного» искусства, которые яростно нападали на молодого мастера. В нем они увидели нового борца, вступавшего в ряды художников, боровшихся с обветшалыми академическими традициями. Сатирическая острота, удачный выбор темы, взятой из самой жизни, возбуждали ярость и негодование приверженцев академического направления; они обвиняли художника в пренебрежении «нравственными законами». Тенденциозность и сатирическая острота картины «Шутники» были учтены царским правительством, которое побоялось в 1873 году послать ее на выставку в Вену.

    Стасов горячо выступил в защиту реалистических принципов, которых придерживался Прянишников. Выдающийся критик увидел в его картине яркое выражение демократических настроений молодого художника, крупное достижение всего русского искусства того периода. Отстаивая право художника на отображение современной ему действительности, Стасов вскрывал оторванность от жизни, абстрактность и отвлеченность академического искусства.

    Критик, утверждая большое общественное значение созданного Прянишниковым произведения, отмечал и невольные признания достоинств картины ее хулителями: «Никто, никто — ни порицатели, ни хвалители, ни совершеннейшие знатоки, ни глубочайшие неучи,— не могли оторваться от картины начинающего художника. Никто не в состоянии был обойти ее. Приходилось признаться, что лучше, важнее — ничего не было на нынешней выставке. Что значит верно взятый сюжет,— подчеркивал критик, глубоко-правдиво схваченные типы и выражения! Такого глубокого, такого патетического сюжета еще не брал ни один русский художник, даже и последнего времени».

    В.В.Стасов исключительно высоко оценивал значение «Шутников», он не раз в последующие годы вспоминал о картине. В своей обзорной работе «Двадцать пять лет русского искусства» он писал, что картина эта «принадлежит к числу наизначительнейших созданий русского искусства» и как положительную сторону выделил «могучий трагический элемент», ей присущий.

    В.В.Стасов и в дальнейшем внимательно следит за творческим ростом Прянишникова, выражает сожаление, когда не видит работ художника «а выставках и постоянно радуется его успехам.

    После успешного окончания Училища Прянишников остается в Москве. Древняя столица привлекала художника не столько своими памятниками, сколько колоритной и самобытной жизнью. «Для нас, русских жанристов, Москва — клад,— говорил Прянишников,— ...тут так много оригинального, своеобразного, такой обильный материал, что художникам и пера и кисти есть над чем поработать. Иной раз невольно заглядишься не только на какую-либо типичную сценку на улице, но и на самую улицу, на характерную постройку и внешнюю особенность всех этих лавочек, заборов, всех этих кривых переулков, тупиков... этого нигде не найдешь... Где вы найдете в России такие типы —  и мелкого торговца, и мелкого чиновника, и богатого купца, а при этом разных салопниц, кумушек, свах, а не то русского фабричного люда или отпетой бродячей вольницы, какую вы встретите на Хитровом рынке и по всем трущобам, каких в Москве видимо-невидимо».

    Прянишникова привлекали разнообразные представители города, начиная от жителей трущоб и кончая богатыми купцами и барами. «Шутники» показали тонкую наблюдательность и широкую осведомленность художника, богатое знание жизни, его сочувственное отношение к «угнетенным и оскорбленным!» и сатирически резкое — к угнетателям.

    В обращении художника к изображению народной жизни Стасов видел «главные задачи нового русского искусства». По его определению, они «лежат всего более и всего чаще в представлении крестьян, мещан, помещиков, купцов, лавочников, ремесленников, маленьких чиновников и низшего духовенства. В этих изображениях новое русское искусство высказало всю силу, талант и оригинальность».

    Глубокое знание действительности и интерес к жизни большого города сближали Прянишникова с В. Е. Маковским. Сближение их произошло после окончания В.Маковским Училища, дружба их продолжалась всю жизнь.

    Однако не только Прянишников, Маковский и Перов были близки друг другу — к этому времени большинство московских художников сплотилось в единую группу, объединенную и личным знакомством, и художественной деятельностью, и совместной работой в Училище живописи, ваяния и зодчества. Это единство и прогрессивность творчества московских художников были отмечены Стасовым: «...в Москве уже успела народиться и вырасти фаланга новых художников (Перов, Прянишников, Владимир Маковский и другие), которые ничуть не принадлежали к составу артели, но исповедовали тот же символ веры, что и петербургские товарищи, жили теми же национальными задачами искусства, брали для своих произведений те же правдивые жизненные темы...» Необходимость объединения, диктовавшаяся самим ходом развития творчества русских художников, была остро почувствована московскими мастерами—они первыми откликнулись на предложение Мясоедова организовать Товарищество передвижных художественных выставок. Прянишников, Перов, В.Маковский, Саврасов поддержали Мясоедова и в конце 1869 года предложили петербургской художественной артели объединиться и образовать Товарищество передвижных художественных выставок.

    Стремясь популяризировать свое искусство, передвижники открывали выставки во многих городах России. Своим творчеством они показали пример беззаветного служения народу искусством. Резкая обличительная правда, подлинный реализм превращали их произведения в настоящие памятники эпохи, волнующие документы русской жизни. Демократизм, стремление правдиво отразить жизнь, идейную направленность творчества передвижников Академия встретила с нескрываемой враждебностью.

    Передвижники каждым своим произведением наносили удар Академии. Вся их художественная, критическая и общественная деятельность превратилась в ожесточенную борьбу, в которой они отстаивали передовое демократическое искусство. Товарищество сплотило вокруг себя многих передовых художников. «Все молодое, талантливое,— отмечал «Художественный журнал» уже в 1881 году,— стремится теперь вступить в Товарищество, каждый из художников желает найти место для своего произведения на передвижной выставке, и год от года как экспонентов, так и членов Товарищества заметно прибывает. Теперь если является замечательная вещь какого-либо молодого художника эту вещь мы видим непременно на передвижной выставке».

    Одним из таких художников новой плеяды, безраздельно отдавших свое творчество высокому служению народу, был и Прянишников. Он принимает участие почти во всех передвижных выставках, неоднократно избирается членом правления московского отделения Товарищества. Прянишников деятельно участвует в жизни нового общества, не считаясь со своим временем, иной раз даже в ущерб своему творчеству. Ему и Перову вначале приходилось вести всю организационную работу московского отделения Товарищества.

    В начале 70-х годов наступает некоторый перерыв в его творческой деятельности, который объясняется, однако, не только занятостью художника общественной работой, но и иными причинами.

    После сильного взлета, когда Прянишниковым были созданы «Шутники», искусство его на некоторое время не могло обрести прежней силы. Совершался перелом. От сатиры, от подробного повествования Прянишников переходил к лирическому и задушевному рассказу, где основное заключалось в верно выраженном общем настроении. Критика заметила этот перерыв в творчестве Прянишникова. В одной из обзорных статей 1870 года Стасов писал: «...к сожалению, не делает никаких значительных успехов г. Прянишников, которого картина «Гостиный двор в Москве» давала право на такие сильные ожидания. Ни его «Калики перехожие», ни «Швея, заснувшая у люльки своего ребенка» (мотив, ныне уже совершенно казенный) не представили ни тени прежней оригинальности и меткой характеристики».

    Перерыв этот был не долог. Уже в 1871 году Прянишников совместно с В. Маковским приступает к созданию серии рисунков, отображающих героическую оборону Севастополя. Прянишников подошел к этой работе с исключительным вниманием: он разыскивал участников Севастопольской обороны, расспрашивал их, узнавал подробности героической эпопеи, в которой так ярко проявились величие и титаническая мощь русского народа. «Севастопольские рассказы» Толстого- оказали сильное влияние как на Прянишникова, так и на Маковского в их работе над темой. Стасов высоко оценил эту серию рисунков. «...К числу хороших работ Прянишникова,— писал он,— принадлежит ряд рисунков (без красок), исполненных вместе с Владимиром Маковским для московской выставки 1872 года и изображающих сцены из осады Севастополя. Рисунки очень верно воспроизводят жизнь и дела осажденных... Это, стыдно сказать,— единственные изображения великой войны 1853 года русскими художниками».

    Работая над рисунками, Прянишников жил в Хамовниках, неподалеку от автора «Севастопольских рассказов» Л.Толстого. Возможно, в это время и завязалось знакомство художника с великим русским писателем, продолжавшееся затем долгие годы. В.Е.Маковский отмечает, что Л.Н.Толстой очень любил и уважал Прянишникова и «часто посещал его скромную квартиру... он очень любил беседовать об искусстве... Часто И.М.Прянишников своим остроумием и находчивостью доставлял большое удовольствие Л.Н.Толстому. Вообще посещения Л.Н.Толстого всегда оставляли в нас глубокое впечатление, и после его ухода служили надолго темой наших бесед».

    Художник нового поколения, один из ярких представителей передвижничества, Прянишников, по словам В. Маковского, к своему искусству относился с большой любовью и серьезностью и принимался за исполнение своих картин только тогда, когда чувствовал потребность «вылиться душой» и высказать то, что в ней «назрело». Работа над рисунками, отображающими эпопею обороны Севастополя, явилась для Прянишникова своеобразной переходной ступенью к более глубокому осмыслению и отражению в своих произведениях современности. Картины, созданные в 1872 году, «Погорельцы» и в особенности «Порожняки» (Третьяковская  галлерея) —показали всю глубину и серьезность нового этапа в творческой эволюции художника. Они принесли Прянишникову новый успех и признание его дарования, явились крупным достижением всей русской живописи пореформенного периода. Картины эти, экспонированные на I Передвижной выставке, были восторженно встречены критикой.

    В журнале «Отечественные записки» великий русский писатель и публицист Салтыков-Щедрин в статье «Первая русская передвижная художественная выставка» поместил специальный разбор картины Прянишникова.

    В картине «Порожняки» изображена унылая снежная равнина, по которой тянутся пустые дровни. На последних санях, скорчившись от нестерпимого холода, сидит семинарист в изодранном ветхом пальто, подвязанный платком. Стопка книг, перевязанная веревкой, небольшой саквояж — вот и все его имущество. Пустынному полю, кажется, нет конца. День почти угас, и холодные тени надвигаются на бескрайнюю равнину. Начинающаяся поземка затянула даль, стерла грань между землей и небом, лишь слева теплящийся свет догорающей вечерней зари оттеняет застылость сурово синеющей полоски дальнего леса.

    Пейзаж в этой картине — активный элемент повествования. Из условного фона он превращается в естественную среду, органически связанную с образом человека. Подробная разработка деталей, тщательное и любовное их выписывание делают пейзаж содержательным, насыщают его внутренней динамикой. Гаснущие краски заката, холодная вечерняя синева, ложащаяся на снег, темная стая ворон, чахлый кустарник, следы от полозьев саней на снегу и сама безбрежная ширь равнины повествуют о богатой и сложной, вечно изменчивой жизни природы. 


    Часть 2



    Категория: Книги о художниках | Добавил: publikat | Теги: козлов, прянишников
    Просмотров: 2643 | Загрузок: 463 | Рейтинг: 0.0/0

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Галерея ALARTIST © 2017 Копирование материалов данного сайта без согласия автора запрещено